Снежная королева

Снежная королева

Владелица элитного стрип-клуба «Лапландия» Жанна Александровна Снежная, которую за гордую осанку и слухи о том, что род ее ведет свое начало аж от Рюриков, никто не звал иначе, как Королева, с наслаждением скинула туфли на высокой шпильке и босиком прошлепала на кухню. Настроение было паршивым и причин тому насчитывалось несколько. Первая заключалась, вопреки законам природы и прогнозу синоптиков, в стоящей на улице адской жаре — теплую погоду женщина не переваривала категорически — мокрые подмышки и блестящий даже под пудрой нос был для нее концом света. Второй причиной стал надоевший любовник — стриптизер Кай — тупой, но смазливый ублюдок, на которого она запала скорее по профессиональной привычке наметанным глазом оценивать все красивое.


Теперь Жанна с раздражением вспоминала тот день, когда пробила на Рублево-Успенском шоссе колесо своей белоснежной Audi Q7. Градус гламура на Рублевке хоть и зашкаливал, но шиномонтаж, куда она кое-как дотащилась, оказался самым задрипанным. На фоне промасленной ветоши и шин всех мастей Кай сиял, как пряжка ремня от Гуччи. Разомлевшая после двух мохито Снежная сама не заметила, как согласилась подкинуть до столицы симпатичного и наглого автомеханика с длинными светлыми волосами. Оказавшись на белоснежном кожаном сиденье ее тюнингованной тачки, парень тут же начал распускать руки и хватать ее за коленки. В результате Жанна как-то незаметно довезла его не только до Первопрестольной, но и до собственной койки. Первое возбуждение от сознания, что она отхватила такой шикарный экземпляр, быстро схлынуло. Теперь Кай, которого она пристроила в собственный клуб танцором, ошивался по квартире без дела и ныл, что давно не был в Турции, и казалось, застрял на её жилплощади навечно. В хозяйстве он оказался абсолютно бесполезен, несмотря на шиномонтажное прошлое. В этом Жанна убедилась, собственноручно вычерпывая чашкой для капучино воду с пола в ванной после потопа, образовавшегося в результате отвалившегося шланга стиральной машинки. Кай, брезгливо поджав губы, наблюдал за ней дипломатично из коридора. Работать парень тоже особо не хотел — лениво вертел голой попой перед солидными дамочками по вечерам. Кроме того раздражал своей недалекостью, привычкой спать до обеда и страстью к шопингу от кутюр за счет обеспеченной любовницы. Единственный плюс Кая заключался в том, что они с Жанной хорошо смотрелись вместе. А стиль и имидж были краеугольными понятиями в гламурной профессии Снежной.


Обозрев холодильник и кинув жадный влажный взгляд на упаковку с пивом, Жанна пробормотала себе под нос фразу из заезженной в девяностые рекламы зеленой газировки: «Жажда — ничто, имидж — все». Потом тяжело вздохнула и, прихватив с полки бутылочку низкокалорийного йогурта, на цыпочках стала пробираться в спальню, надеясь, что Кай не заметит ее присутствия и не полезет к ней отрабатывать «супружеский долг». Секса не хотелось. Трахался Кай плохо — все время отвлекался и рассматривал себя в зеркало. Жанне вообще с мужиком было хорошо только один раз — с кривоногим малорослым водителем такси Ашотом. Но этот факт своей биографии Королева старательно замалчивала. Как владелица стрип-клуба, она обязана была поддерживать определенный статус, а наличие молодого секси-любовника в этом случае так же обязательно, как туфли на шпильке. Жанна посмотрела на себя в огромное зеркало, машинально поправляя выбеленные волосы, забранные в высокий хвост, и уже продолжила свой путь в спальню, как тишину разрезал настойчивый звонок в дверь. Владелица пентхауса, по убранству и размером не уступающего дворцу, замерла, как заяц, сжав в ладони бутылочку с йогуртом и матерясь сквозь зубы. Некто на лестничной площадке насиловал пуговку звонка с настойчивостью человека, привыкшего всего в этой жизни добиваться нахрапом.


— Жан, ты дома? К нам кто-то пришел! — подал голос Кай, не сделав ни малейшего движения, чтобы самому открыть дверь. Судя по звукам, он как раз мочил монстров посредством очередной компьютерной игры. Жанна, поморщившись от самоуверенного «к нам», развернулась. Обреченно вздохнув, она пошлепала обратно в коридор и распахнула дверь, как всегда забыв посмотреть в глазок. На пороге стояла крепкая дородная девица в вязаной кофте и полосатых колготках. 


— Парня моего вернула! Проститутка московская! — гаркнула гренадёрша без предисловий.


— Какого парня? — оторопела бизнесвумен, сжимая пластиковую бутылочку словно гранату.


— Как какого? — взъярилась кровь с молоком и стала теснить Жанну внутрь квартиры, неотвратимо надвигаясь на нее своим бюстом четвертого размера. — Коленьку!


— Какого Коленьку? — совсем растерялась миниатюрная хозяйка, медленно пятясь и раздумывая, как такой колоритной визитерше удалось незамеченной прокрасться мимо консьержа.


— Такого Коленьку! — девушка уперла руки в бока для верности. — Жениха моего! Которого ты из Рожков увезла! Ты мне тут зубы не заговаривай! Я к тебе сюда еле добралась. На меня разбойники какие-то напали и сумку отняли! Хорошо, олень какой-то бесплатно подвез!


— Какой олень? — машинально переспросила Жанна, вспоминая, куда она дела кнопку паники, вызывающую охрану. 


— Северный! — то ли передразнила, то ли ответила правду девица.


— Так! — выставила руки вперед Жанна, наконец приходя в себя. В бытность становления клуба, когда денег на охрану не хватало и времена были лихие, она разруливала и не такие конфликты. Испугать ее девицей, примчавшейся за возлюбленным, было едва ли можно. Мозг лихорадочно заработал. Деревня Рожки осталась в ее памяти одиноким осколком и ассоциировалась только с шиномонтажом, на котором ее так удачно склеил Кай. Дурой себя Жанна не считала и, сложив два плюс два, уточнила: — Вы про Кая?


Девица чуть покраснела, но напор не сбавила:


— Да какой он Кай! — хлопнула себя широкой ладонью по крутому рубенсовскому бедру брошенная невеста. — Коля он! Коля Романов! Мы с первого класса за одной партой сидели. У нас участки через забор. Свадьба через месяц. А тут ты!


Слово «ты» девица выплюнула с таким выражением лица, что Жанна почувствовала себя блудницей третьего разряда. Однако попрекать Снежную репутацией можно было с тем же успехом, что и пугать ежа голой жопой.


— Так! — задумчиво посмотрела она на бутылочку с низкокалорийной отравой и скомандовала девице: — Пойдём! Жанна развернулась на пятках и двинулась в сторону кухни.


— Куда? — оторопела от смены диспозиции непрошеная гостья.


— Коньячку дернем, — миролюбиво откликнулась Королева и, повернувшись, окинула девушку подозрительным взглядом: — Или ты не пьющая?


Девушка стушевалась и пожевала губами, что-то обдумывая.


— Можно, — кивнула она после весьма короткой паузы, заметно добрея. — Если угощаешь!


…Полчаса спустя Жанна, подперев щеку кулаком, в котором она крепко зажимала дольку лимона, слушала чужую исповедь.


— Ты пойми, у нас всё на мази было! Он в шиномонтаже работал, я на местном перерабатывающем комбинате. Розы в саду посадила, знаешь какие, — доморощенный цветовод окинула минималистично обставленную кухню в поисках подходящего для сравнения предмета и, не найдя, сплюнула на дорогой мраморный пол. — А тут ты на своей Ауди!


— Тебя как зовут хоть? — хотела поставить локоть на стол обвиняемая во всех грехах хозяйка, но промахнулась.


— Герда! — страстно взглянула на полупустую бутылку коньяка девушка.


Жанна покорно разлила коллекционный Реми Мартин по рюмкам и спросила:


— Это в честь героини Андерсена?


— В честь кого? — не поняла необразованная выпускница глубинки. — Меня бабушка так назвала. В честь Герцена и Достоевского. 


— Но ведь тогда получается ГерДо! — проявила сообразительность Снежная, но девица лишь махнула рукой.


— И главное… вот тебе что? Мужиков в твоей Москве не хватает? — продолжала раскрасневшаяся Герда. Жанна, чье участие в сожительстве с Каем свелось в последнее время к пассивному оплачиванию капризов изобретательного парня, пожала плечами и потеряла нить разговора.


— А главное, все одно и то же! — невпопад поддакнула владелица клуба, стремительно пьянея. — У меня подруга замужем четвертый раз.


— Счастливая! — хмыкнула с завистью покинутая суженная и залихватски опрокинула в себя рюмку. — И что?


— И ни-че-го! — по слогам ответила Жанна. — Говорит, все, как под копирку, рано или поздно оседают мертвым грузом перед телевизором. Можно было и не разводиться в первый раз. Мужик пошел не тооооот! — загрустила пьяненькая женщина. — Я вот все сама. Сама бизнес поднимала, сама с бандитами разбиралась, с налоговой… там. Квартиру купила… А! — махнула она рукой в сторону гостиной, в которой установилась подозрительная тишина, и задумалась о том, как останется опять одна в огромной квартире. Кай хоть и не подарок, конечно, но ведь было же что-то между ними. Или не было? Или опять она себе все придумала сама, и сама своими руками все устроила и сама за обоих решила. И стоит оно того? Кто вообще сказал, что баба всегда должна быть за мужиком? Детей у нее не будет. А вот с Гердой Кай-Коля, глядишь, в нормального мужика превратится: семью заведет, на работу нормальную устроится, не все ж задницей в стрингах на пилоне крутить. — А, знаешь, забирай ты своего Колю, — вдруг миролюбиво предложила Снежная Королева. — Если он захочет.


— Захочет! — ласково сказала Герда и припечатала по столу ладонью так, что худосочная Жанна подпрыгнула вместе с бутылкой и рюмками. — Кооооленька! — пропела Герда в сторону гостиной. — Собирайся, мой хороший! Домой поедем. В Рожки.


Спустя еще пятнадцать минут хаотичных сборов Герда застегнула на грустном Кае-Коле куртку на все пуговицы и, прихватив со стола початую бутылку коньяка, скрылась в лифте. Жанна аккуратно закрыла за парой дверь и, весело напевая под нос, направилась к холодильнику. Покопавшись там минут пять, она соорудила себе трехэтажный бутерброд с колбасой и сыром и щедро полила конструкцию майонезом. Потом, прихватив упаковку холодного пива, вернулась в гостиную к огромной плазме. Там, облачившись в растянутую футболку с выцветшей надписью «I belive in unicorn», она уселась прямо на полу и включила трансляцию чемпионата мира по футболу. Россия играла с Египтом. Жанна куснула бутерброд и прислушалась к себе, пытаясь идентифицировать чувство, которое она испытывала прямо сейчас. «Счастье, — вспомнила она и открыла пиво. — Это чувство называется счастье».

19:58
414
RSS
20:08

С почином, Сказочник) Ганс-Христиан ибн Хоттаб)))

20:42 (отредактировано)

Ах спасибушки

12:12

добро пожаловать к нам на портал)

начну с того, за что меня любят топтать на всех литресурсах: там считается, что начинать тексты с длинных и сложных предложений — смертный грех. я смиренно киваю головой, и делаю все по-своему, то есть продолжаю писать вступления длинно и сложно))

второй момент, и я опять-таки сам болел этим продолжительное время — тире вместо двоеточия. во втором предложении красивше смотрится все же именно двоеточие, причем на усмотрение автора, в каком из двух мест, мне, например, кажется, что в конце предложения, ибо суть уточнение.

иногда же совсем верхом извращения становятся скобки, они делают текст полее интригующим, какбэ давая понять, что этими словами в скобках автор разрушает стену между ним и читателями, слегка намекая на какие-то, неизвестные всему миру подробности. и это я о «любовнике кае».

она запала скорее


если мы говорим «скорее», значит нужно бы добавить «чем».

я скорее люблю этот чай, чем ненавижу его.

иначе предложение выглядит незаконченным.

оказался самым задрипанным.


это — оценочное суждение, оно прекрасно выглядит, как проецирование эмоций героя на ситуацию, либо объект, и потому, облеченное в кавычки «задрипанный» будет выглядеть проявлением характера героини, а не преподносимым автором фактом.

надеюсь, я понятно)) эмоциональные проявления автора какбэ недопустимы в тексте, автор должен абстрагироваться от того, что он описывает, быть просто рассказчиком, без своего отношения к происходящему — это оттеняет эмоции героя (-ев) и делает их более насыщенными, а значит и более достоверными.

Некто на лестничной площадке насиловал пуговку звонка с настойчивостью человека, привыкшего всего в этой жизни добиваться нахрапом.
класс.

вообще, в тексте очень много вот таких интересных находок, мне нра.

что и пугать ежа голой жопой


хм, вот тут сомнительно.

вся ирония улетучивается от слова жопа, честное слово. легко и изящно до сих пор, и после, а потому посоветовал бы заменить жопу, например, словосочетанием:

что и пугать ежа известным местом

хотя тут на ваше усмотрение.

В честь Герцена и Достоевского
ору



в общем и целом текст очень неплох, даже без стеснения можно сказать хорош. герои выпуклы, характеры прописаны, антураж проглядывается без напряжения, юмор отличный.

побольше бы таких текстов))

успехов.


23:10

Спасибо) надо пройтись по тексту, а то год назад писалось, уже и забыл, что у меня там

Загрузка...