Топи. Часть первая

Топи. Часть первая

Здание, вполне себе обычное, хоть и старое.

 Четыре внешних стены, перегородки, много комнат, мебель, окна.

 В комнате девять человек: трое за столом, двое на диване, один в кресле, еще один на стуле, остальные стоя.

 Тусклая лампочка свисает с потолка; светит плохо, потому дальних почти не видно.

- Ну? Началось? – спрашивает один.

 Одеты в разное, в основном – либо хаки, либо камуфляж. Грубые штаны, грубые куртки, вязаные шапки. Все грязное, латанное, но без дыр.

- Вряд ли, - отвечает тот, что на стуле. – Но мы можем начинать.

- Нет, подождите, - восклицает один из тех, что за столом. – А здесь – все?

 Они переглядываются, но молчат. Потом кто-то из дальних говорит:

- Нужно сделать перекличку.

- Без имен, - возражает ему сидящий в кресле.

- Можно просто пересчитать.

- А сколько должно быть?

- Восемь, - влезает в диалог тот, что на стуле. – Нет, девять.

- Если девять, то в порядке, - говорит тот, что у окна. – А если восемь, то нет.

 Все сочувственно закивали.

 - В тот раз было больше, - сказал один из сидящих за столом. – Двенадцать или пятнадцать.

 - По одному представителю же? – возразил его сосед. Обвел присутствующих взглядом, и, увидев понимание вопроса, продолжил. – Или по новым правилам? Тогда совсем непонятно. Значит, остальные либо не решились идти из-за прогноза, либо уже не придут никогда.

- Придут, - возразил сидящий в кресле. – В тот раз придут все. Или, может, совсем другие. Мы ведь движемся. А вот вы…

 Он указал на тех, что за столом.

- Ну нельзя же так! – воскликнул тот, что предлагал перекличку. – Мы не знаем, сколько должно быть, мы просто знаем, что нужно быть здесь. И что начнется только когда будут все. А когда это будет? И – как прикажете к вам обращаться? Первый-второй? Альфа-гамма?

- Тогда нужно, чтобы каждый назвался, - предлагает один из тех, что за столом.

- Без имен, - снова повторяет тот, что в кресле.

- Но нужно же как-то к вам обращаться! – подтвердил сидящий на стуле. – И к вам, и к вам, и ко всем!

 Он развел руками, давая понять, что абсолютно прав, и что приходиться озвучивать очевидные вещи.

- Все знают протокол, - буркнул тот, что у окна. – И что его нельзя менять.

- Хорошо, - сказал один из сидевших за столом, молчавший до сих пор. – Тогда будем представляться по мере того, как говорим. И называться будем, как хотим, а не как есть. Пусть я буду Юджин.

 Он встал, лицо его приблизилось к свету. Старое морщинистое лицо, небритое и немного пугающее. Чуть кивнул головой, приветствуя остальных.

 - Браво, - захлопал в ладоши сидящий в кресле. – Я буду Шерлок. Но вставать не стану, увы. Не обессудьте.

 Махнул рукой. Молодой, смуглый, больше араб, чем индус.

- Моя очередь вроде как? – сидевший на стуле чуть привстал. – Шарль. Всем еще раз.

 Поправил рукой защитные очки на лбу. Из-под шапки выбилась прядь волос, светлая, но не разобрать. То ли блондин, то ли седой.

- Француз? – пыхнул сигаретой стоявший у окна. – Что, правда?

- Нет, - ответил Шарль, - естественно нет. А вы?

- И я – нет. Франклин, как Бенджамин.

 И улыбнулся. Двинулся на полшага вперед, быстро кивнул и вернулся в тень. Жилистый, худой, и лицо такое же, натянутое, как маска.

- Я… это, - привстал один из двух на диване. – Я… это… ммм.

 Лицо скривилось в гримасе, он сжал рот ладонью и провел сверху вниз.

- Я – Лянь, - выдохнул, наконец. – И, это – Ляо.

- Это? – спросил один из тех, что за столом, указывая на второго с дивана.

- Нет, - побагровел Лянь. – Лянь Ляо. Точка.

 Сел. Вообще не китаец, и даже не азиат, скорее – индеец. Но если уж точно – метис, и индейской крови совсем мало.

 Второй с дивана встал, и оказался девушкой.

- А можно – не имя? – спросила она. Выдержала паузу. Оглядела всех, и, не дождавшись ответа, продолжила. – Гуттаперчевая. Всегда нравилось это слово.

- Гутта, - кивнул Шерлок. – Можно. Если что, я – за.

 И поднял руку.

- Пусть так, - согласился Юджин. – Совсем не имя и полностью по протоколу.

 За окном, снаружи, что-то громко и протяжно заскрежетало. Все напряглись, и, как по команде, замолчали.

- Началось? – выдохнул Лянь.

 Франклин обернулся и посмотрел в окно.

 - Нет, - сказал через секунду. – Не похоже. Но будет дождь. Как по прогнозу.

- Да твою ж мать, - разочаровано и зло сказал Шарль.

- Вот только дождя нам не хватало, - сказал один из тех, что за столом. – Ну да ладно. Наша очередь. Евпатий.

 Вынул из кармана пачку сигарет, закурил одну, затянулся и с шумом выдохнул вверх. Дым взмыл синей стройкой и скрылся в тени у потолка.

 Лицо не старое, но и не молодое. Большой шрам от брови до уголка рта, свежий. Видавшие виды кожаные перчатки с обрезанными пальцами.

- Серб? – спросил Шерлок. – Чех?

- Серб, - согласился Евпатий. – А вот он, наверное, чех.

 Показал на третьего за столом.

- Роланд, - кивнул тот в ответ. – И мне все равно. Хоть албанец.

 Узкие черты лица, скорее даже больше азиат, чем Лянь Ляо. Узкие же, вытянутые в струнку, поджатые, губы. Цепкий колючий взгляд.

 - Все? – спросил Юджин. – Все представились?

- Вроде все. Все равно эти ваши имена не запомнил ни разу, - фыркнул Франклин.

 - А ты переспроси, если что, - усмехнулся Шарль. – Я повторю.

 - Согласен, - вторил ему Шерлок. – Главное, чтобы мы сами знали свое имя.

- Пусть, - махнул рукой Франклин. – Лишь бы побыстрее. Кто начнет?

- Думаю, - поднял руку Евпатий, - пусть начнет старший. Юджин, да?

- Юджин. Как прикажете, - ответил старик. Оглядел присутствующих, прочитал согласие в их глазах. – Однако, я не знаю, с чего начинать.

- С ситуации, - вцепился в него глазами Роланд. – Общей.

- А что с ней? – усмехнулся старик. – Она, как у всех вас. Или вы думаете, что на севере не так? Что дела меняются в одном месте, но не меняются в другом? Неправда. Всё, как везде. Как у вас.

- К-когда последний раз шел дождь? – спросил Лянь, вытирая испарину. – Приблизительно.

- Недели три назад, если приблизительно, - снова улыбнулся Юджин. – Восемнадцать дней, если точно. Потери, как у всех. Немного, но неприятно.

- У нас дождь много забрал, на той неделе, - возразил Франклин. – Плюс – реки. С реками что делать?

- С реками – ничего, - уверенно заявил Евпатий. – Уходите от них. И от топей. Селитесь подальше, начинайте дела сначала. Все через это проходят. Учиться нужно на чужих ошибках. На чужих.

- Все так говорят, знаете, - Франклин нервничал. – А я видел, что происходит. И - вот, сейчас, опять.

 - Что – опять? – спросил Юджин. – У окна?

- Нет, - махнул рукой Франклин. – Опять – дождь. Они ж выходят во время дождя.

- Может, не в этот раз, - возразил Ляо.

 Франклин хмыкнул, но ничего не ответил.

- Теперь уже в каждый, - веско сказал Юджин.

- А откуда здесь свет? – спросил вдруг Роланд. – Во всем здании нет, а здесь – есть.

- И правда, - удивился Шерлок вслух. – Я еще по дороге заметил.

- Гутта, проверь, - приказал Ляо.

 Девушка встала и ушла в тень.

- Только не долго, - крикнул он ей вслед.

- Откуда она? – спросил Шарль.

- Вы имеете в виду – вообще? Понятия не имею.

- Нет, не вообще. У вас.

- У нас? Если скажу, что после дождя нашли – не поверите?

- Не поверю. Не грибы ж, чтоб после дождя сами появлялись. И не эти…

- И мы бы не поверили. А – нашли.

- Не у топей хоть, надеюсь? – спросил Евпатий. – Там деревня была, давно, помню.

- Нет, не там. Не дай бог, не дураки мы, понимаем. И от реки далеко. Самим удивительно.

- Странно.

 Евпатий снова потянулся к пачке сигарет.

 - Дождь! – воскликнул вдруг Шерлок.

 Все затаились и прислушались. Снаружи мелко застучали в жестяной подоконник, а потом и в стекла, крупные капли воды.

- Франклин! – позвал Юджин.

- Да, пошел, - подтвердил тот. – Ну, теперь всё. Совсем всё. И обратно не выбраться.

- Не выбраться, - подтвердил Юджин. – Ты глянь, что там. В окно, глянь, а.

 Франклин прижался лицом к стеклу, прислонил ладони, закрываясь от света лампочки, постоял так пару секунд и отстранился.

- Ни к черту, - прокомментировал он. – Ни черта не видно. Чертов дождь. Через сколько они обычно выходят?

- Минут десять-пятнадцать, - ответил Евпатий. Глянул на большие часы на руке, кивнул. – Да, так.

- Я не понимаю, - усмехнулся Шарль. – Ведь когда дождь – насекомых нет. Они прячутся, так? Мелочь всякая эта. Комары там, мухи. Пчелы, пауки.

- Пауки не насекомые, - возразил Юджин.

- Без разницы. Не появляются они, прячутся. Так?

- Ну, так.

- Тогда скажите, вы, все, а что с этими?

- Они тоже не насекомые, - снова усмехнулся Шарль. – Только похожи.

- Как пауки?

- Ну уж вот только этого нам не хватало! – воскликнул Шерлок, подскочил из кресла, подошел к столу. – Я возьму сигарету, да? Ммм, Евпатий, да?

- Я б не дал, - ответил Евпатий. – Но не в дождь. В дождь – берите. Все общее.

 Шерлок трясущимися пальцами достал сигарету и, закурив, сел обратно в кресло.

- Поесть бы, - буркнул Роланд и глянул на Евпатия, а затем на Юджина.

- Не время, - возразил последний. – Если затянется…

- Так затянется же! – воскликнул Шарль. – Уже затянулось! Два дня шли! Три дня дождь! Чего еще, а?

- Не дави, как там тебя, - Франклин щелкнул пальцами, - этот…

- Шарль, - ответил тот, - и я не давлю. Говорю, как есть.

- Вот, значит, не говори. Как есть - мы и сами знаем.

- Да чего вы все! – взвился Шарль. – Или не видите? Не понимаете? Начнется ведь, с минуты на минуту!

- Может, в этот раз не начнется, - успокоил его Юджин. – Не в каждый раз ведь…

- Но!.. – попытался спорить Роланд, однако, встретив взгляд старика, замолк.

 В тусклом свете лампочки метнулась неясная тень, скакнула из стороны в сторону и закружила вокруг источника света.

- Да твою ж мааать… - завыл Шарль.

 Все разом замолкли и замерли, провожая ее взглядом.

- Ссука, - прошипел сквозь зубы Евпатий. – Это ж надо же. Ссука.

- Ну, уж теперь точно – всё, - промямлил Лянь Ляо.

- Да что-всё-то? – заорал Шерлок. – Что всё? А? Как будто в первый раз!

- Но не здесь, - ответил ему Роланд. – Здесь еще не было.

- Потому что здесь – кладка, - тихо сказал Юджин.

– Там.

 Показал вниз.

– Или там.

 Показал вверх.

- Или вообще, - развел руками, - вокруг.

- Да что ж так везет-то, - выдохнул Шарль. – Ведь не первый раз же здесь, и не первый раз же – муха. Ну, пусть не в одном месте, не сразу, не одновременно, но у всех же было.

- Молчи, сука, - прервал его Евпатий. – Просто молчи.

- Да чего тут молчать! - Шарль вскочил на ноги. – Заканчивайте, бросайте эту дурь, хватайте вещи, и – пошли! Быстро! Встали, собрались! Чего сидим? Валим, пока есть время!

 Роланд резко, словно выброшенный из пращи камень, выскочил из-за стола, кулак его мелькнул в воздухе и врезался Шарлю в подбородок.

 Шарль рухнул на пол и заскулил.

- Верно, - кивнул Юджин. – Молодец, Роланд. Готовимся.

- Что там видно, Франклин? – спросил Шерлок.

- Темень, - ответил тот. – И дождь. То есть, обстановка стабильная, хоть и критическая.

 И криво улыбнулся.

- Его нужно убрать, - сказал Лянь Ляо, показывая головой в сторону Шарля.

- Вот и убери, - ответил ему Евпатий. – Раз сам знаешь, что надо. И вообще…

 Он на секунду замер, сощурил глаза, словно что-то вспоминая, потом щелкнул пальцами и указал на Ляо:

- Гутта, мать ее. Так? Где?

- Ох, - выдохнул тот и оглядел комнату. – Еще нет.

  Потом остановил взгляд на темном силуэте у стены.

- Ааа… это кто?

- Сестерция Ория Ромагноли, собственной персоной, - произнес женский голос. – Прошу любить.

 Вышла на свет, с укоризной посмотрела на всех, прищурив необычно правильные и красивые коричневые глаза. И лицо необычное и красивое. Чуть вытянутое, но в меру, пухлые губы, но без перебора, маленькая родинка на шее – чуть виднеется из-под шарфа цвета хаки.

- Длинноватое имя, - сплюнул Евпатий.

- У меня было время подумать, - парировала она.

- У тебя даже было время, чтобы свалить отсюда, крошка, - прохрипел с пола Шарль.

- Заткните его, Ляо, - выкрикнул Роланд, - ну же!

- Уже занимаюсь, - заверил тот.

 Опустился на колено, вытянул лежавший в темноте рюкзак, и, покопавшись в нем, достал прочный кожаный ремень.

- Сойдет, - одобрил Роланд.

- Хей, - позвал Франклин. – Подойдите-ка кто-нибудь.

- Иду, - отозвался Шерлок.

 Подошел к окну и прислонился, закрываясь от света, как недавно делал сам Франклин, приложив руки к стеклу и опустив на них лицо.

- Видишь, Шерлок? – спросил Франклин.

- Да, - ответил тот. – Кажется, началось.

 За окном тьму прорезали вспышки света, потом загремело и заскрежетало.

 Франклин и Шерлок, как по команде, отстранились от стекла.

- Бросайте это! – прикрикнул на них Юджин. – Лучше помогите Ляо.

- Но стекло! – возразил Шерлок. – Его надо прикрыть.

- Оно одностороннее. Снаружи свет не виден.

- Оно прозрачное, - возразил Евпатий. – Я пришел днем. Видел сам, что внутри.

- Оно одностороннее, - подтвердила девушка.

 Шарль что-то попытался прохрипеть, но получил от Роланда ногой под ребра.

- Да заткнись уже! - прошипел тот. – Ляо, что ты столько возишься с ним!

- Сам попробуй, - буркнул в ответ Ляо.

- Хватит! – крикнул Юджин. – Роланд, помоги Ляо! Франклин, Шерлок, Евпа… тьфу, Господи, тий! И ты, как там тебя – нельзя было придумать покороче?

- Пусть будет просто Ория, - согласилась девушка.

- Да, Ория будет в самый раз! Вы все, к столу, и давайте решать, что делать. В первую очередь, кто пойдет за Гуттой?

 Ляо благодарно посмотрел снизу-вверх на Юджина при этих словах.

- Этот, - дернул рукой в его сторону Евпатий.

- Ну да, - согласился Франклин, - это же его Гутта.

- Ну вы и твари, - со злостью выдавила Ория. – Я пойду.

- Нет, - возразил Юджин. – Одна ты не пойдешь, а двоих посылать - в такой ситуации - мы не можем себе позволить. Пойдет Роланд.

 Поймал удивленный взгляд азиата, и заверил его:

- Да, Роланд. А если бы ты не вырубил Шарля, пошел бы Шарль.

- Ты не командуй, - огрызнулся Роланд.

- Кто-то же должен, - возразил ему Юджин.

- Так они б не вернулись, - сказал Франклин.

- Они и сейчас не вернутся, - прошипел Евпатий. – Только по-другому.

- Вернутся, - уверенно вставил Юджин. – Так или иначе. Пушки на стол, господа.

 Присутствующие на мгновение застыли, словно обдумывая сказанное, потом резко, как по команде, стали доставать оружие и складывать его на столе.

- Роланд возьмет себе все, что пожелает. Да, Роланд?

 Тот посмотрел зло на Юджина.

- Да, Роланд, - веско сказал Юджин. – И сколько понадобится – патронов. И вернется с Гуттой сюда, потому что плохая идея – не возвращаться, когда идет дождь. Правильно, Роланд?

 - Двусмысленно как-то, - сказал Шерлок.

- Роланд понял, в каком смысле я говорю, - заверил всех Юджин. – А мы пока подготовим план. Пока… пока не началось, в общем. А сейчас Франклин пойдет к окну и проверит, не повыходили ли эти.

 Франк скривился, но пошел.

- Я возьму это, - Роланд положил руку на автомат, - и фонарик. У кого-нибудь есть фонарик?

- Вот, - Ория сняла с ремня и протянула Роланду массивный металлический цилиндр. – Пойдет? Армейский, из запасов, на аккумуляторах.

- То, что надо, - ухмыльнулся Роланд.

 Перебросил автомат через плечо, взял фонарь в руку, и скрылся в тени.

 Мощная, ярче света лампочки, зеленая вспышка света за окном осветила их лица.

- Ох твою ж мать, - выдавил одним словом Шерлок. – Началось.

 Вдалеке грохмынуло, ударило, словно огромным молотом, об землю; гул от удара нарастал, потом стены затряслись, и по ним застучало чем-то мелким, будто маленькие молоточки одновременно забивают маленькие гвозди прямо в каменную кладку. Сотни, тысячи, миллиарды молоточков.

- Орбитальный удар, - сказал Юджин, будто они не знали, что это орбитальный удар. – Ну, теперь держитесь.

 Все разом присели на корточки и схватились за то, до чего могли дотянуться. Зеленая вспышка повторилась, но на этот раз была ярче, гораздо ярче первой. Потом повторился и звук удара, и он был громче, а, значит - ближе. Звон маленьких молоточков, грохот, дребезг, снова вспышка, и снова удар, и молоточки. Ближе, ближе, совсем рядом, и все короче промежутки, и все сильнее звон, пока, вдруг, всё не прекратилось.

 Сразу.

- Кхе, - кашлянул Франклин. – Первая волна.

- Они ведь не ударят в здание? – спросила Ория, почему-то шепотом.

- Они никогда не бьют в здания, - заверил Евпатий. – Всегда есть шанс, что в зданиях кто-то прячется.

- Подумать только, - сказал Юджин, поднимаясь. – Всего минута, а кажется – вечность.

- Сейчас, перезарядятся, - вставил Лянь, - и по новой.

 Муха, кружившая до недавних пор вокруг лампочки, упала на стол, и теперь лежала на столешнице кверху лапками, изредка лениво теребя ими. По стене метнулась тень, и на свет вылетела вторая.

- О, Господи, - вымолвил Юджин. – Баррикадируйте двери.

 Все разом вскочили: Франклин и Евпатий принялись толкать диван, Ляо и Ория схватились за стулья, а Юджин пытался в одиночку сдвинуть массивный стол.

- Мухи! – донесся из темноты голос Роланда. – Вашу мать, здесь мухи, и их тысячи!

- Быстрее! – крикнул Юджин. – Закрывайте дверь, закрывайте, чем можете!

- Но Роланд! – возмутился Евпатий. – И Гутта!

- Забудь про Гутту! – Ляо толкнул дверь и пытался просунуть ножку стула в ручку, чтобы заблокировать замок. – Если до удара еще была жива, то теперь уж точно не выберется! Теперь бы самим хоть как-нибудь…

 Роланд вопил там, за дверью, теперь уже что-то неразборчивое, перекрываемое грохотом сдвигаемой мебели, но все понимали, что теперь ему уже тоже не вернуться.

 Они дотолкали диван, потом, ухватившись за одну сторону, перевернули его, и подперли верх двери, затем все вместе вернулись к столу и помогли Юджину. Стол уперся в диван; Юджин потянул, проверяя, за ручку двери, и, оставшись доволен, вернулся в центр комнаты.

- Дай твои эти, - попросил он, опускаясь на пол, - сигареты.

 И протянул к Евпатию руку.

 Тот достал из кармана пачку, дал одну, достал еще одну себе, засунул было пачку обратно в карман, но, вспомнив, вдруг остановился, и спросил:

- Еще кто будет?

 Все отрицательно махнули головами. Ория подошла к валявшемуся на полу рюкзаку, открыла наружный кармашек, вытащила из него большую металлическую флягу, и сказала:

- Пойло. Хватит всем.

 Фляга прошла по кругу, Ория пила последней, и, после, взболтнула, проверяя, сколько осталось. Удовлетворенно хмыкнув, положила флягу обратно в рюкзак и пошла к окну.

- Сколько обычно перезаряжается? – спросила уже оттуда.

- Минут тридцать, - ответил Франклин. – Если обычно. А если как сейчас, то кто знает…

- Чего-то, и правда, долго, - сказал Ляо. – Кто-нибудь засек?

- Я смотрел, - сообщил Юджин, - но не вспомню уже. Примерно, как прошло, но я уже не уверен. Удар всегда сбивает с толку.

- Страшная сила, - кивнул Евпатий. – У меня каждый раз кишки будто в центрифуге прокручивает. Как ни разу не обделался – самому удивительно.

- А они вообще понимают, что делают? – спросил Шелок. – Нет, вот вы сами же знаете. Удар испаряет воду, которая тут же превращается обратно в дождь, и – всё заново.

- Они вроде как выжигают кладки – это важнее, - ответил Юджин.

- Это если не скользящий, - добавил Франклин. – Вот сейчас ни один не скользящий был, все по точкам. А когда скользящий, то основного и не слышишь, да и вспышка не секунду. Скользящим они по площади лупят. Оно будто зеленое солнце прямо за окном вспыхнуло, и не тухнет. И звон этот, аж в желудке звенит, будто по костям пилой.

- Тебя пилили по костям, Франк? – выдохнул дым Юджин. – Ты так говоришь, будто тебе есть с чем сравнивать.

- Нет, - улыбнулся Франклин, - пока весь целый, слава богу.

- Тогда откуда ты знаешь, как это, когда пилят по кости?

- Не знаю, - замялся он. – Но думаю, когда пилят кости, то ощущения такие же.

 Это показалось им смешным, и они заулыбались все.

 Кроме Шарля, само собой. Тот замычал и задергался.

 Ляо мельком глянул в его сторону, потом на Евпатия, и сказал:

- Вот вы, наверное, знаете, как пилят кости.

- Судишь по лицу? – ответил тот.

- По лицу, - сказал Ляо, потом понял, и поспешил исправиться. – Я не о шраме, само собой. О внешности. У вас лицо человека, который многое повидал. Которая сейчас по счету у вас база? Третья? Пятая?

- Восьмая. Да, и ты прав, я повидал многое, хоть мне никогда и не пилили кости, чему я несказанно рад.

 Все снова кисло рассмеялись.

- Тогда вы можете много рассказать?

- Могу, ты прав. Но волнует меня сейчас другое. Вопрос, так сказать, ребром. Почему мы здесь?

- В этом месте? – спросил Юджин.

- Именно.

Юджин задумался. Все молчали.

- Сигнал же, - сказал он, наконец.

- Да, точно, - сказал Евпатий, будто бы это отвечало на его вопрос. - Сигнал. И что? Сигналов раньше не было? Были.

- Но не было сигнала всем, и сразу, - возразила Ория. – Ведь так в расшифровке было? «Всем представителям явиться».

- В точку, - привстал Евпатий. – Всем одновременно. Никогда. Однажды был сигнал по побережью, на сбор, и тогда тоже пошли люди. По координатам. Но вернулись не все, например, у нас ушло трое, а вернулся один. И тот – с паразитом.

- В ухе? – спросил Франклин.

- Если бы, - ответил Евпатий. – Внутри. В теле.

- Господи, мерзость, - Ория обняла руками плечи.

- Уши мы проверяем сразу по возвращению, и ноздри, и анус даже. Был случай, когда в мочеточнике нашли, но это у женщин, потому их старались на сигнал не отпускать. Не каждая, знаете ли, позволит проверить потом. А надо – каждую. Но этих становилось всё больше, они начали выходить и днем, и мы потеряли много людей. И дожди, бывает, заряжают на месяцы, а есть что-то надо, вот и уходили мужчины. И еще – реки. Чертовы реки. А потом – это я уже про того, что вернулся с паразитом – он живет с вами. Вы ж все проверили, и все чисто. А паразит – внутри. И слушает.

- Это из-за него потеряли базу на заливе? – спросил Шерлок.

- Возможно. Он у нас неделю пожил, потом его тошнить стало, мы думали – отравление. Ну а как чернеть стал, так подозрения и появились. Хотели его прямо на совете вскрыть, да пока собирали совет – сбежал он, в топях только остановили. Ну и там, на месте, и вскрыли: паразит уже килограмм десять был.

- Ого, - удивилась Ория.

- Да, - вздохнул Евпатий, - и еще он успел передать своим всё. Там, в топях, его два разведчика ждали, улепетывали потом по болотам. Одного мы загнали в угол и сожгли огнеметами, а второй ушел, и аккурат через неделю базу на заливе вскрыли. Вот после того случая и ввели протокол молчания. Ни имен, ни координат. Ничего важного.

- Помню то время, - сказал Юджин. – Но тогда сигнал был для координации ударов, а сейчас?

- Понимаешь, когда эти осознали, что мы пользуемся радиочастотами для связи, все удары разом закончились. Группы надо координировать, собирать, управлять, наводить. А эти пустили шум по всем частотам одновременно, сразу, и что теперь? Ни голосового, ни цифрового управления, ничего. Оставались провода, но чертовы дожди… чертовы дожди и вечная сырость добили и их.

 Он вздохнул, вынул еще одну сигарету и закурил.

 - В общем, когда еще мы узнали про паразитов, все накрылось окончательно. Любой связист мог быть с паразитом внутри, любой солдат, офицер, и неизвестно, что он вытворит в следующий момент. Так сигнал превратился из средства связи в средство созыва совета. А так как на земле против этих мало что устоит, сигнал стал световым и подается из космоса. Спутники – наша последняя надежда, ребята. И орбитальные удары.

- Логично, - Шерлок вытянулся на полу, и теперь лежал, закинув руки за голову и глядя в потолок. – Но не в этот раз. Ничего необычного не происходило, и вдруг – сигнал. И координаты необычные. Кто им вообще управляет? Кто там сидит, за пультом, кто запускает орбитальные удары? Кто выбирает цели? Вы думали об этом хоть раз, хоть кто-нибудь?

- Я думал, - ответил Юджин. – И решил, что слишком много хочу знать. Главное – что они запускают удары против этих, а не против нас. А, значит, те, кто сидит за пультом – на нашей стороне. Пока на нашей.

- Я вам сейчас открою секрет, - сказал Франклин, - хотя, может, это и не секрет совсем. Говорят, на входе в бункер, где стоит пульт, установлены сканеры. Они сканируют тебя, проверяют на паразитов, и, если что не так, просто не откроют ворота. Там еще говорили, что, если сканер у тебя обнаружит паразита, сразу включаются огнеметы и тебя сжигает к чертям – но мне кажется, это уже чересчур. Врут, в общем.

- Есть там сканеры, - буркнул Евпатий.

- Ты уверен? – спросил Шерлок.

- Что-то он чересчур любопытен, - сказал Лянь. – Уж не…

- Не паразит ли в нем? – спросил Франклин.

- Именно, - ответил Лянь.

- Да мне все равно, - сказал Евпатий. – Эта информация им не поможет. Они и так знают, что бункер есть. И они знают, что он неприступен. А что там есть сканер… даже если бы не знали об этом – и что? Вход по одному, бронированные ворота, шлюз, а в шлюзе камеры ровно под одного человека. Влезаешь в нее, и тебя сканируют. Все оборудование внутри бункера, камеры встроены в стены. И не выйти, и не пройти дальше. И – либо ты человек, либо – из этих. И тогда крышка. А вот говорят, разрабатывались ручные варианты сканеров – вот это была бы вещь! Просто раздай каждому стрелку, повесь на автомат и стреляй во всё, что не люди.

- Но их нет?

- Прототипы, и ни одного я не видел вживую. Может, они и не работали никогда. Я даже не уверен, что те, из бункера, работают.

- Не паразит, - сказал Франклин.

В подпертую диваном дверь постуча

20:04
65
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...