Не первый Джон. Глава 2

Не первый Джон. Глава 2

2. Не смотри на них

 

 Он залил страх алкоголем, это всегда помогало. Адская смесь выдохшегося пива, неплохого бренди и местного самодельного виски срубила Смита, едва на улице стемнело. Он сложил руки на столешнице и положил голову на них, однако через какое-то время тело окончательно расслабилось и сползло на пол. Мисси крутилась около его стола, иногда целенаправленно шла нему, словно порываясь чем-то помочь, поднять и возможно даже отнести наверх, но потом замечала косые взгляды Уильяма и резко меняла направление, находя какие-то мелкие дела поблизости, будь то незажженные свечи (кому они нужны, раз вокруг все столики пусты), либо смахивание невидимых, и, скорее всего, несуществующих крошек на соседних столах.

 Смит не знал, сколько провалялся под столом, просто в какой-то момент пришел в себя, хотя глаза не открыл. Вдалеке кто-то шептался, и он подумал, что это все те же двое завсегдатаев, однако разговор был явно иным. Потом Смит отчетливо различил голос Уильяма.

- Он назвался Джоном, но я не знаю, тот ли это Джон, что вам нужен, - говорил он. - Приехал вчера, переночевал у нас. 

Смит приоткрыл глаз, чтобы разглядеть, кто это им интересуется.

- Точно Джоном? - вкрадчивый голос принадлежал одному из приехавших. - И много ли у него с собой поклажи?

- Нет, знаете, немного. Как обычно у путника, который собрался в соседний штат, но готов к тому, что Бог может отправить его в дальнюю дорогу в ад, хе-хе, если вы понимаете, о чем я. А вот денег у него в кармане - прилично, и я бы никогда не сказал по виду, что он из богатых.

Приехавшие переглянулись.

 - И где он поселился? В какой комнате?

- На втором этаже, если будет угодно, прямо напротив вас.

- Прекрасно, - сказал вкрадчивый, и звякнул о стол монетой.

Приехавшие поднялись со стульев и пошли по лестнице наверх.

Смит решил подать признаки жизни, чтобы не услышать вдруг еще чего-нибудь, что его совсем не касалось. Точнее, касалось, потому что именно он назвался именем упокоившегося приятеля, и что навряд ли в таверне поселился еще какой-нибудь Джон, да еще и в комнате самого Смита.

Он пнул ногой табуретку, и та с грохотом повалилась, потом приподнялся на локте и позвал Мисси.

 - Помоги мне подняться, малыш, - громко сказал подошедшей девушке, - и проводи в комнату.

 Уилл недовольно посмотрел в их сторону, но ничего не сказал и только махнул головой.

 Наверху Мисси, быстро отмахнувшись от его губ, толкнула неуклюжее тело на кровать и, прошептав "Я зайду позже", сбежала. Чертов револьвер снова давил в бок, но сил подняться и убрать его на стол уже не было, а потому Смит перевернулся на другой бок и захрапел.

 Проснулся же снова посреди ночи, пощупал кровать рядом и, с неудовлетворением обнаружил, что спит один. Чертова потаскушка, беззлобно подумал он, ну да чего ж ты еще хотел. Сегодня с тобой, завтра с другим, жизнь у девушки яркая лишь пока она молода. А там, глядишь, и западет кто на нее, да увезет куда-нибудь поближе к ярким огням города и красивой жизни. 

 Снаружи, в коридоре, раздался какой-то шум, словно железкой по железке стукнули, и звук этот был необычайно громким в ночной тишине. Смит напрягся, потянулся к кобуре, нащупал револьвер. Тот был на месте, заряжен и готов, впрочем, Смит никогда не позволял себе остаться без оружия, тем более, в таком проклятом месте, как это. Быстрая рука и точный взгляд, именно это спасало его всю прошлую жизнь. И только чертовы виски с бренди, да похожее по вкусу на страусиную мочу пиво, вот что могло сыграть с ним злую шутку и оставить безоружным и беспомощным перед лицом неведомой опасности. Страусиная моча - так говорил покойный добряк Кривой Джон, и Смит не знал даже, мочатся ли страусы в их чертовой африканской прерии, но это было чертовски смешно - вот что убьет тебя, парень. 

И потому Смит решил больше не пить.

Ну или хотя бы не напиваться.

По крайней мере в этом городе.

 Снаружи снова послышался непонятный металлический звук, Смит решил встать и пойти проверить, но дверь оказалась заперта, и он долго шарил по замку в поисках ключа, да пытаясь вспомнить, зачем было запираться с вечера. Тем более, если ты ждешь в гости Мисси. И только плюнув на поиски и зажегши свечу, обнаружил, что ключа в замке нет. Не было его и на столе, и на кровати, и под, и это было тем более странно.

 Значит, это не я запер, думал Смит. Значит, это заперли меня. И значит, моему другу Смит-Вессону понадобится помощь брата-близнеца. 

 Хмель разом вылетел у него из головы. Смит порылся в сумке, достал второй револьвер в кобуре и повесил его на пояс. Стараясь не шуметь, зажег еще пару свечей, передвинул стол на середину комнаты, поставил стоявшее в углу кресло-качалку сразу за ним, так, чтобы перед лицом была дверь, а за спиной - глухая стена, сел и стал ждать.

Они пришли через минут десять. Сначала поскреблись под дверью, потом толкнули ее, подергали ручку, и все это предельно тихо, так, что если бы Смит спал - точно не услышал бы. Но он не спал. Медленно вытащил оба револьвера и тихо взвел курки.

На дверь с той стороны надавили чем-то большим и грузным, дерево натужно заскрипело, а потом старый замок звякнул - вот что слышал Смит, именно этот звук его и разбудил - и дверь открылась.

- Доброй ночи господа, - сказал он, наводя револьверы на гостей, - хотел поинтересоваться, не рано ли вы встали?

Темные фигуры в проеме замерли в нерешительности.

 - Ну что же вы, - продолжил Смит. - Входите, раз уж дверь открыта.

Они вошли, трое, из тех самых, что приехали днем. В тех же черных плащах и повязках на лицах. Колеблющиеся блики от свечей танцевали на темных, почти невидимых лицах, лишь изредка отражаясь от глаз, и танец этот пугал Смита почище самой смерти.

 - Вы представились Джоном, - хрипло начал один из них, тот, что стоял посередине.

- И я не первый Джон, кто так представляется, - ответил Смит, - заметьте.

- Не первый, - согласился гость. - Но надеюсь, вы тот, который нам нужен.

- Поглядим. Все зависит от того, что вы ищете. Например, еще полминуты назад вы вполне имели шансы найти три пули. 

- Не напрягайтесь так, мистер, - успокаивающе повел рукой в перчатке говоривший. - Мы не имели в мыслях ничего плохого относительно вас.

- И потому сломали все замки на этом этаже?

- А вы наблюдательны, Джон, - говоривший явно усмехнулся. - Если позволите, мои спутники подождут снаружи, пока мы побеседуем.

- Не имею ничего против, если ваши спутники уберутся к черту, - усмехнулся в ответ Смит. - Причем прямо сейчас и навсегда.

 Говоривший махнул рукой и двое молчавших вышли. Дверь скрипнула, однако шагов по коридору Смит так и не услышал, и это означало, что они ждут под дверью. Что ж, пусть так, подумал он. В конце концов, стены здесь деревянные, и пули проходят сквозь них, как нож мясника сквозь свиную печенку.

- Итак, мистер... - продолжил Смит. - Вы не представились, и в наших краях это невежливо.

- Меня зовут Белл. Сеймур Белл, если позволите.

- Не могу сказать, что это приятная встреча, мистер Белл, и что я в восторге от нее.

- Увы, - согласился гость. - Неисповедимы пути. 

- Но к делу. Чем же обязан позднему визиту?

- Бывал я знаком с одним человеком, имя его не столь важно, важно лишь то, что человеку тому было поручено подыскать ребят для одного дела, довольно опасного, между нами, и крайне неоднозначного. И человек не подвел, по крайней мере с его слов. Парни, что он подобрал для того дела, были лихие, а потому справились так, что не подкопаешься. Вот только незадача. Нашлись какие-то другие парни, и оказались они попроворней, а Бог решил пошутить в тот день и свел и тех и этих парней в одном месте. В церквушке, что на мексиканской границе. 

И Белл вдруг резко подался вперед, так, что глаза его оказались прямо перед свечами. Острые, холодные серые глаза над повязкой, почти бесцветные и от того жуткие.

- Мне-то какое до этого дело, мистер, - выдохнул Смит. 

- Может, никакого, - кивнул собеседник и отодвинулся назад, в тень, - а может самое что ни на есть. Одного из тех вторых парней звали Джон, вот как вас, кстати. И ребята эти понаделали в моих парнях дыр, да так, что мама родная их не узнала бы. Прямо в церквушке, чтоб им, представляете? Понаделали дыр, да не удосужились проверить, все ли парни отдали душу дьяволу. И оказалось, что не все. Один из них испустил дух у меня на руках, знаете ли, и вот он-то и рассказал, что это были за парни. И что их было двое, а звали одного - Джоном, и что они забрали то, за чем я их отправил. Как этот самый Джон узнал, что везли парни, откуда везли и для кого - тайна. Но он узнал. 

- Знавал я всяких Джонов, мистер Белл. Многие были теми еще хитрецами, но немногие живы до сих пор. Я, как видите, жив.

- И я знавал, мистер. И вы знаете, все, которых я встречал, почему-то мертвы. За исключением вас. 

- Чему я необычайно рад, и надеюсь пребывать в добром здравии еще долго.

- Все в наших руках, Джон, - кивнул гость. - Но на все воля Бога. И если вдруг Бог случайно направил вас, или кого-либо по неправильному пути, всегда есть время остановиться. Сдать назад, так сказать. Одуматься.

- Хорошие слова, мистер Белл. Но я все еще не понимаю, при чем здесь эта таверна и я лично.

- Хорошо, Джон. Будем играть в открытую. Мы с моими спутниками считаем, что именно вы перебили тех парней, и именно у вас сейчас то, что вам не совсем принадлежит.

- Ха! - воскликнул Смит. - А вы довольно смелы заявлять такое под дулом пистолета.

- А вы довольно смелы, чтобы отрицать.

- Именно. Знать не знаю ничего, мистер Белл. Хоть тресните.

- Мы начали не с той стороны, Джон. 

- Да-да, для начала стоило бы извиниться. Например, за поломанную дверь.

- Это мелочь. Мы заплатим бармену. И более того, мы заплатим вам. Если, конечно, вы - тот самый Джон. Щедро заплатим, ровно ту сумму, которую должны были заплатить тем парням - их было восемь? или десять? Неважно, сумма довольно весомая, и она вся достанется вам.

- Вы забыли одно но, мистер Белл. Я - не первый Джон, что вам встречался, но не тот, что вам нужен. Катитесь к черту.

- Вы уверены? - с вызовом спросил гость. - Ведь следующая наша встреча может начаться совсем не так, да и закончиться, пожалуй, тоже.

- Более чем, Белл. - Смит встал и направил оба ствола в грудь гостю. - И мои друзья уверены в этом гораздо больше моего. Если вы сейчас не прекратите нести чушь и не уберетесь подобру-поздорову из этой таверны, я разнесу головы вам и вашим спутникам. 

- Как тем парням в церкви? - воскликнул Белл и выскочил в коридор.

- Твою мать! - крикнул Смит, выходя из себя.

Пнул стол, свечи полетели на пол, и выскочил следом за Беллом в коридор.

Но снаружи никого не было. 

- Чертовщина какая-то, - выругался Смит, ничего не понимая. 

Медленно, сжимая до одури рукоятки револьверов, пошел по коридору к лестнице, глянул вниз, и, никого не обнаружив, медленно вернулся. И, когда уже хотел войти к себе в комнату, в дальнем углу коридора мелькнул тусклый свет свечи, а потом светлая, призрачная тонкая детская рука высунулась из-за двери и поманила его.

Господи прости и помилуй, выдохнул он, но пошел. Когда в твоих руках пистолеты, ты готов сражаться хоть с самим дьяволом. 

Иногда.

Сейчас же, Смит хотел просто узнать, что здесь, черт возьми, происходит, и давешний мальчик, а что это был именно он, Смит почти не сомневался, мог ему в этом помочь.

- Видел их? - спросил Смит, подойдя к двери.

- Нет, - ответил тот. - Они приходили к тебе?

- Да. Они. Подожди, малыш. Кто - они? Ты их знаешь?

- Ты смотрел на них? - спросил мальчик вместо ответа.

- Я говорил с ними.

- Я же просил, - взмолился тихим шепотом ребенок, и заныл. - Я же просииииил... Не смотриии на них.

- Прости, - ответил Смит. - Тяжело не смотреть на тех, кто вламывается в комнату.

- Я же просил, не смотри на них, я же просил, не смотри на них, я же просил, не смотри на них, - он повторял одну и ту же фразу, словно заклинание; голос мальчика повышался, и он уже почти кричал, - я же просил, не смотри на них!

- Заткнись! - зашипел на него Смит. 

Оглянулся, не разбудил ли кого этот крик, и вдруг звенящий голос мальчика оборвался. Смит повернулся обратно. Дверь была заперта, а перед дверью, лицом к нему, стояла Мисси. Руки ее, заведенные за спину, сжимали дергающуюся ручку, а с той стороны доносились звуки, словно кто-то впился огромными когтями в дерево и, скребясь, пытается его разодрать. 

И мальчик, который был там, за дверью, снова подал голос.

- Гореть тебе в аду! - кричал он. - Гореть тебе в аду! 

Смит смотрел на Мисси и в глазах его была только растерянность. Впрочем, в ее глазах тоже была растерянность, а еще страх.

- Горииии! - верещал мальчик. - Гориииии в адууу!

В воздухе и правда запахло горелым. Смит принюхался, мельком глянул на Мисси, и понял.

- Чертовы свечи! - воскликнул он, и бросился в комнату.

Кровать полыхала. Он вылил на нее помойное ведро, полное мочи и экскрементов, потом ногой выбил окно и выбросил одеяло наружу. Покачал головой и сказал:

- Это будет чертовски длинная ночь.


16:03
66
RSS
15:23

Точнее, касалось, потому что именно он назвался именем упокоившегося приятеля, и что навряд ли в таверне поселился еще какой-нибудь Джон, да еще и в комнате самого Смита. — «что» выпилить надо.

16:08

окей, пока принимается

Загрузка...