Не первый Джон. Глава 3

Не первый Джон. Глава 3

3. Птицы

 

 - Они вернутся, - сказала Мисси, и в ее словах не было вопроса. - Он сказал, что они - как птицы. И что птицы не летают во время дождя. И я почему-то верю ему, Джон.

 - Мы закроем двери, Мисси. Мы запрем все двери на засовы, закроем ставни и опустим жалюзи. Мы поставим самые большие замки и подопрем ручки досками.

 Она прятала лицо в его одежде, руки цепко сжимали грубую ткань, плечи вздрагивали. Смит бережно поднял ее на руки и положил на кровать, но она вскочила и стала у двери, в одной руке свеча, другая скрючена судорогой под передником, губы вытянуты в струнку, в красных воспаленных глазах две поблескивающие в мерцающем свете капельки. Смит посмотрел ей в глаза, она кивнула в ответ, медленно, словно внутри нее была натянутая до предела пружина, настолько тугая, что, казалось, еще секунда и она лопнет, и тогда это тело разом переломится пополам и рухнет прямо здесь, на пороге.

 - Я до сих пор не знаю, где Уилл, - прошептала она.

- Скажи, почему они сломали все замки? Ведь Уилл рассказал им, где я остановился.

 - А ты не заметил? Мне пришлось перенести тебя в соседнюю комнату и запереть. Словно сердцем чуяла, что не к добру эти гости. 

- Ты была в других комнатах? Там, где остальные постояльцы?

- Нет, мы прятались у себя. В нашей комнате есть засов изнутри и попасть туда совсем непросто. Как и выбраться. Но мне все равно было очень страшно.

 И она, полуобернувшись, глянула в сторону комнаты, в которой оставался теперь уже спавший мальчик.

 Если б ты пошла по другим комнатам, подумал он, тебе бы стало страшнее. Чертовы гости оказались даже хуже, чем он мог себе представить, и располосанные глотки постояльцев были тому доказательством.

 И в том, что эти твари вернутся, не было сомнения.

 Если бы еще он себе мог представить, с кем придется иметь дело.

 Смит опустил глаза и вышел, спустился по ступенькам, подошел к входной двери, проверил засов, качнул огромный замок, потом подергал его, словно не доверяя, задул светильник, висящий над косяком, и пошел в кухню. Опустился на скрипнувший стул, потянул со стола карабин, взвел курок, щелкнул спусковым крючком и медленно, сосредоточенно, принялся его заряжать.

 За окном было темно, ветер нагнал туч и уже накрапывал редкий дождь, выбивая мелкую, еле слышимую, дробь по крыше и стеклам окон. Мисси мягко спустилась по ступенькам - он слышал ее шаги, но, видимо, задремал.

- Я подежурю вместо тебя. Покажи мне, как тут...

 И потянулась к карабину. Смит рывком сбросил ее руки, сначала ту, что тянулась к оружию, потом вторую, что мешала говорить.

 - Буду спать прямо здесь. Постелю себе старую шубу на полу у печи и буду спать, а ты дежурь. Два часа, ровно два часа, потом разбудишь меня.

 - Два часа, Джон, - и она пошла за шубой.

Или три, думала она. А может, до утра, ведь птицы не летают, когда дождь.

 Ему снилось поле и небо. Он лежал посреди поля, раскинув руки и ноги, рядом лежала Джерри, его жена, они смотрели в небо и чему-то смеялись. Где-то совсем рядом щебетала Кэти, дочка; запах травы и весны сводил с ума, и Смит подумал, что счастлив, а потом увидел стаю черных птиц, кружащихся высоко в небе. Птицы быстро приближались, он услышал крик Джерри, увидел, как перекосилось ее красивое лицо, как потекли по щекам слезы, как одна из птиц резко нырнула вниз, прямо на голову жены, потянулся рукой за карабином, но того рядом не оказалось, и тогда ему стало страшно.

Он не понял от чего проснулся, просто вдруг резко открыл глаза и осознал, что в комнате темно. 

 - Джерри, - позвал чуть слышно, потом вспомнил.

Джерри убили индейцы, давно, много лет назад, в другой жизни. И Кэти тоже, и остался лишь только этот сон, про них и про птиц, и Смит не представлял, что страшнее: реальность, или этот навязчивый сон.

Тонкий, словно лезвие, луч лунного света пробивался сквозь горизонтальную щель в ставнях, от него совсем не было светло, но все же глаза почти различали силуэты обстановки. Стул, стол, за которым он готовил карабин, ремень с пистолетами в кобурах, подсвечник с отколотым боком, в котором стояла оплавленная свеча. Смит порылся в карманах в поисках спичек, чиркнул одной и поджег фитиль свечи. 

В комнате было пусто.

 - Мисси, - позвал он.

Наверху открылась, чуть скрипнув, дверь, сквозняк колыхнул пламя и свеча потухла. 

 - Я здесь, Мисси, - сказал он на всякий случай, выуживая спички.

 - Прости, я пошла проверить наверху, - она нарочно громко шептала, чтоб он услышал. 

 Он слышал.  

 Слышал ее и не слышал шума дождя. 

 - Луна, - сказал он. 

- Господи, - выдохнула невидимая Мисси.

- Иди ко мне, сюда, - позвал Смит, и, когда она подошла, спросил. - Как он там?

- Спит. Он всегда спит, днем, ночью, всегда. С тех самых пор, как... как заболел. Иногда просыпается, и происходят все эти жуткие вещи. 

- А эти... - он пытался подобрать слово, - гости. Пытались к вам пробраться?

- Нет. Я долго не ложилась, и, видимо, они опасались, что я наделаю шума.

- А где ночует Уилл?

- В соседней с нами комнате. Его там нет, замок выломан, как и твой. Как и все остальные на этаже. Что они хотели, Джон? Что они искали?

- Думаю, меня. И нашли, но им не понравилось то, что они нашли.

- Они не отступятся. Я так думаю, что они не уйдут. Что им было нужно от тебя, Джон?

- Иногда лучше не знать, Мисси. Потому что потом хочешь забыть, но не можешь. Впрочем, здесь нет того, что им было нужно. И, мне кажется, что я не должен им это отдавать.

- А если они убьют нас? Сожгут таверну? А после просто заберут то, что им нужно, отыщут в углях и заберут. Что выиграем мы, Джон?

- Они не смогут. 

Где-то далеко ударил колокол, раз, второй, и заголосил тревожным, тягостным набатом. Смит поджег спичку, заметил в тусклом свете худые босые ноги Мисси, стоящие прямо на холодном полу, а потом входную дверь сотряс удар неимоверной силы, засов заскрипел и выгнулся вовнутрь. Второй удар обрушился на крышу, дом содрогнулся и словно просел вместе с фундаментом. 

 - Господи помилуй, - выдохнул Смит.

- Отдааай... - зашептали снаружи сотни голосов.

 - Господи Боже, спаси и сохрани, - бормотала Мисси. - Они здесь, Джон, они снаружи.

Он бросил потухшую спичку, перекрестился, дернул рычаг, загоняя патрон в патронник, отпихнул девушку и подбежал к двери. 

 - Зажги свет, Мисси, - закричал он, - зажги же этот чертов свет.

Она слишком долго копалась, а может просто время тянулось слишком медленно, потом чиркнула спичка и свеча зажглась. 

 - Иди сюда, - сказал Смит, - посвети на дверь.

 Мисси торопливо подошла и приподняла свечу повыше. Дверь еле держалась, полотно ее треснуло, засов цеплялся самым краешком за скобу, петли же были совсем вырваны из косяка. 

 - Отходи, - приказал Смит. - Эти чертовы гости совсем не люди, как мне кажется. Чертовы твари явились к нам из преисподней, а потому держись подальше от них и от окон. Отходи. Отходи к лестнице так, чтобы свет всегда падал на дверь, Мисси.

 Она послушалась его и стала медленно отступать, пятясь и щупая свободной рукой пространство позади себя. Смит прислушался, далекий колокол стих, как и шепот, и только шум, похожий на хлопки крыльев, но очень громкий, доносился сверху, с крыши. 

 - Возьми с полки коробку с патронами, - сказал Смит, обернувшись, - и возвращайся.

Она кивнула и быстрыми шагами пронеслась, словно пролетела, над полом, в кухню. Смит медленно, не сводя глаз с почти невидимой двери, отступал к лестнице.

 - Отдааййй... - заскрипели снаружи.

Нервы его не выдержали, Смит поднял карабин и выстрелил наугад, сквозь стены. Выстрел прогрохотал, словно раскат грома, Мисси закричала в кухне, и он уже хотел сказать что-то успокаивающее, когда вдруг на дверь обрушился еще один удар, и она распахнулась. Темный, темнее ночи, силуэт занимал почти весь проем, за спиной его колыхался плащ, а в огромном, черном, как смоль, клюве, росшем прямо из лица, с того места, где должен быть нос, извивался длинный, тонкий, красный язык, усеянный мелкими светящимися шипами.

 - Отдаа... - шипел силуэт. 

Смит перезарядил ружье и выстрелил, раз, второй, третий. Пули прошили тень насквозь, голова ее повернулась, посмотрела на Смита огромным желтым птичьим глазом, клюв раскрылся, и комнату заполнил оглушающий, на грани слышимости, клекот. Смит выстрелил еще раз, прямо в центр глаза, тот лопнул, выплеснув на пол вонь и желтую слизь, клекот перешел в вой, и силуэт исчез.

 - Мисси! - закричал Смит. - Мисси, я убил одного!

Но на кухне было тихо. 

- Мисси? - позвал он и кинулся на кухню.

 Она стояла у разбитого окна лицом к нему, в глазах ее застыл ужас, свеча валялась на столе, и в этом мерцающем, тухнущем свете он увидел темные полупрозрачные нити, обмотавшие горло Мисси, и зажавшие ее рот. Вторая тень колыхалась позади нее, огромные вороные раскинутые крылья касались потолка и стен, и словно закрывали это худое испуганное тело.

 - Отдаайй... - шипела тень. - Отдааааааайй...

 - Что вам нужно! - закричал Смит. - Что! Вам! От меня! Нужно! Я - не тот, кто вам нужен! Я не Джон! Не этот Джон! Не Джон!!!

 Но тень продолжала шипеть, и только щупальца сжимались все сильнее. Глаза Мисси вылезали из орбит, лицо побагровело и тонкие вены на шее вздулись - она задыхалась.

- Отдаааайй... - зашипела тень громче. 

 Нити сжались сильнее, шея Мисси хрустнула, черный язык вывалился изо рта, глаза лопнули и выплеснулись кровавыми сгустками прямо на белоснежный кружевной передник. Крылья обняли ее, затем превратились в когтистые костлявые лапы, перехватили Мисси у талии и одним рывком выдернули, переломав тело пополам, наружу сквозь окно. 

 - Нет, Мисси, нет! - закричал Смит, бросился было за ней, потом поднял карабин и выстрелил в ночь. - Господи, Мисси, нет!

 Крыша дома внезапно затрещала и взорвалась миллиардом деревянных обломков, часть их унеслась вверх, в звездное небо, другая обрушилась внутрь дома. Смит закричал от боли и бессилия, подбежал к полке, схватил коробку с патронами и начал быстро перезаряжать карабин. Загнал последний, высыпал содержимое коробки в карман и выскочил к входной двери. Шепот на улице перешел в бесконечный разноголосый визг, изредка прерываемый безумным хохотом, хлопки крыльев стали оглушительными, Смит посмотрел вверх и увидел сотни черных силуэтов, кружащихся в небе над домом.

Одна из теней спикировала вниз и скрылась за обломками крыши, Смит все понял, сжал карабин обеими руками и побежал вверх по лестнице.

Дверь в комнату Мисси была цела, крыша в этой части таверны тоже уцелела. Засов, на который они заперли дверь, оказался перекручен, словно кто-то пытался выдрать его, не отперев дверь, сам же замок - огромный, амбарный, клепанный кусок металла - был перекушен пополам и на краях его блестели чистым металлом следы невероятно огромных зубов. Смит выстрелил в него два раза, потом сбил ногой, одернул засов и ворвался в помещение.

 - Отдааааааййй... - зашипела тень в углу. 

Мальчик стоял посреди комнаты, и Смит подумал, что в этот раз они не получат ничего. Быстро прицелился и выпустил одну за другой шесть пуль, все в голову черного силуэта: три вонзились в клюв, две в глаз, одна отсекла длинный шипастый язык.

 - Отдааааааааааа... - шепот перешел в крик и тень исчезла.

 - Я успел, ты слышишь, успел. Иди сюда, малыш, ко мне, не бойся ничего, я успел.

 Мальчик обернулся и Смит увидел пустые черные глаза без белков, из которых текли кровавые слезы.

 - Господи... - ужаснулся он. - Боже мой, что они сделали с тобой...

 Мальчик запрокинул голову назад, захрипел и забился. Руки его метались в разные стороны, хлестали худое тело, ноги дрожали и подламывались в коленях.

Смит подбежал к окну, глянул в светлеющее небо и стал стрелять по мечущимся в загорающемся красным небе теням. Карабин грохотал возле уха, далеко снова бил набат, отдаваясь в пульсирующих болью висках адским грохотом, мальчик хрипел и задыхался, и вся эта нереальная какофония звуков нарастала, превращаясь в неслышимый человеческому уху визг, а потом вдруг смолкла. Тени в небе исчезли, деревья во дворе озарил первый рассветный луч.

Смит бросил ненужный уже карабин, устало повернулся к мальчику, и сказал:

- Они ушли.

Ребенок стоял перед ним, словно вбитая в землю жердь, прямой и сухой, по щекам еще стекали кровавые капли, но глаза уже стали обычными.

- Где Мисси? - спросил мальчик еле слышно.

- Они забрали ее. Убили ее. Эти твари.

- Нельзя было смотреть на них, Джон.

Он повернулся и пошел в полуразрушенный коридор, и Смит пошел следом. Там, остановившись у той самой шторы, мальчик одернул плотную пыльную ткань - зеркало за ней, на удивление, сохранилось - и указал пальцем на свое отражение.

- Видишь, - сказал он Смиту, коснулся зеркала и исчез.

16:06
67
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...